Марина Ярославцева (rebro_a_dama) wrote,
Марина Ярославцева
rebro_a_dama

Categories:

Моего единственного сына хотят убить, потому что считают это гуманным

Я - мама ребёнка-инвалида. Моему сыну- 5,5 лет. Он - глубокий инвалид. Не сидит, голову не держит, интеллект не сохранен (не следит, не узнаёт, не гулит и т.д).


Как это получилось...

Я рожала в российском роддоме в провинциальном городе. На ночь глядя. Чтобы ускорить процесс мне поставили капельницу с окситоцином.  Поздно вечером врач посмотрела меня, убедилась, что шейка не раскрыта и увеличила дозу  окситоцина. И сказала стать на корточки и тужится. И я тужилась. Я физически очень хорошо подготовлена была. Тужилась хорошо (подтверждение- выпадение прямой кишки).

А заполночь в зал пришла врач, махнула мне рукой, чтобы я брала в руки штангу с капельницей и шла в родовую. В родовой на столе сначала давили полотенцами (на живот накладываются полотенца и двое с двух сторон на них виснут).

Когда ребёнок не вышел и после полотенец - врач наложила щипцы. Дважды. Размозжив череп и сломав в 2 местах шею младенцу.

3300г, 57 см.


И 5 суток мой сын пролежал без помощи специалистов в городском роддоме. И только через 5 суток его отправили в реанимацию в областную больницу. Кстати, нам повезло, потом, когда  мы лежали в детском отделении, от других мам я узнала, что в реанимацию существует очередь и многие ждут своей очереди, чтобы ребёнка забрали на реанимацию. Хотя, возможно, именно из-за этой очереди нас отправили так поздно.

Когда забирали сына в область- мне впервые дали его подержать (спасибо неонатологу, молоденькой девушке, она сказала: «На, подержи в руках, ты ведь никогда не держала его») И все 10 минут, пока врачи оформляли документы, я держала на руках маленький свёрток. И даже поцеловала его в голую, тёплую, без чепчика макушку, выглядывавшую из одеялка.

Понимала ли я, что нас ждёт?

Да, понимала. Когда сделали томографию врач сразу напрямую сказал, что мозг погиб и сын будет овощем. Так и сказала- овощем.  На мой вопрос- что можно сделать, врач начала повышать голос:  «Я же сказала, что ваш ребёнок овощ, он человеком не будет никогда». Доходчиво.


Хотела ли я, чтобы всё окончилось?

Да. Хотела. И не просто хотела. Я думала- как это сделать.

Возможность попросить медсестру сделать какой-нибудь укол отпала сразу, я понимала, что она на это не пойдёт.
Хотела ли я сдать сына в интернат? Да. Хотела. Моя мать, которой я позвонила и сказала, что случилось сказала сразу- сдавай в интернат. И я даже пошла искать заведующую, чтобы спросить как и что делать. К счастью, в больницах не дежурные врачи уходят рано и заведующей на месте не оказалось. А потом я вернулась в палату, посмотрела на сына и поняла- я не могу. Я не могу его отдать. Я знала, что его ждёт в интернате.

Поэтому я думала о самоубийстве. С 12 этажа. Сначала сын, потом- я. Вспоминала, где у нас в городе самые высокие дома.

Почему.

В роддоме заведующая конечно понимала, что с моим сыном, и понимала, что синяк на поллица на нём- это только половина, вторая половина кровоизлияния пошла в мозг. И сыну начали капать препараты, сгущающие кровь.
Так у сына появились тромбы в малой полой вене. Закрывая наполовину кровоток они вызвали необходимось капать препараты теперь уже разжижающие кровь и уменьшающие её свёртываемость.

Новорожденные и груднички очень трудны в постановке капельниц. Самые крупные вены- на лысеньких головках.
Когда малышам ставят катетер- то мама при этом не присутствует (это потом уже, после полугода, когда малыша надо крепко держать, тогда нужна мама). Кулёчек заносишь в процедурку медсестре и выходишь в коридор.

Маленькие дети от боли не кричат. Они визжат. Как свинки. И это звук взрывает мозг. И когда на коридоре слышишь этот заходящийся от боли визг- только одна мысль «Господи, за что? За что страдает маленькое дитя?» И молишься, чтобы это быстрее закончилось.

Когда заканчиваются вены на голове- колят в ручки, в сгиб локтя и наружную сторону  ладони. И это так же больно.
У моего сына закончились все вены, в которые можно было колоть и медсестра, всю жизнь проработавшая в отделении новорожденных ничего не могла поделать,  и я стала носить сына в реанимацию, к их медсёстрам. Они умеют попасть в вены, которые не видны под кожей. Спасибо им, они не тыкали по 20 минут руки и голову в поисках вены. Один укол- и катетер стоит.

Последний катетер был поставлен  прямо посередине лба, чуть ниже линии роста волос. Когда я узнала про состояние головного мозга,  я попросила снять катетер и больше ничего не колоть. Так, узнав диагноз, прекратились мучения моего сына.

Мой сын постоянно кричал. В роддоме и реанимации его кололи антибиотиками, чтобы погибший мозг не вызвал инфекцию. Когда кололи лекарство против тромбов- у него болела голова. И он постоянно кричал.
И когда был снят последний катетер, я вынула сынишку из кювеза и положила в кровать рядом с собой. И мы уснули. Впервые мой сын спал 4 часа кряду.

И тогда я поняла, что если убью сына- то все его страдания, получается, зазря. Вся эта боль, все страдания- это всё зря. И я поняла, что самоубийства не будет.


Мы живём.

Когда сыну было 3 месяца нам (уже дома, в городской больнице) сделали уколы автовегина (это при таком- то поражении  мозга). И появилась эпилепсия. Попытки подобрать противосудорожные не удались. Только побочки все собрали. И поставили нам фармакорезистентную форму эпилепсии (т.е. не поддающуюся лекарственному лечению). Врачи не видят в нас перспективу.

За эти годы мы много ездили и по России и за рубеж. Разные методики, разные процедуры- и ничего.
Сейчас уже не ездим. Дорого, тяжело и результат уже не обещает никто. Точнее, отказываются, увидев наши медицинские документы, и, особенно, некупированную эпилепсию.


Лакмус.

Мои родственники обособились от меня. О том, что мой родной брат женился в первый раз, я узнала случайно, полтора года спустя. Родители мужа живут в 70 метрах от нас, но свекровь пришла к нам единственный раз, когда сыну было 5 месяцев. Попила чаю, попялилась на внука и больше в наш дом не приходила. Свёкр вообще не приходил. Когда я попросила о помощи- отказались помогать.

Друзья тоже рассосались. Больше всего помогали люди, на помощь которых я не могла и рассчитывать. Осталось всего двое друзей. Но настоящих.


Единственный.

Мой сын- это тот человек, который перевернул мою жизнь. Я никогда не думала, что материнская любовь может быть такой. Что можно любить не за новые навыки, хорошие оценки или поведение. А просто любить. Однажды муж потеребил сынишку, ему стало щёкотно и он начал смеяться. А я заревела и ушла, чтобы муж не видел слёз. Никто, кроме таких как я, не будет плакать от счастья, услышав смех ребёнка, пусть даже от щекотки. Никто, кроме таких как я, не поймёт, насколько это  здорово, когда в ребёнка ничего не болит.

Я бесконечно люблю его, несмотря на то, что нужно несколько раз за ночь встать и перевернуть на другой бок, что просыпается он рано, что кормить приходится по часам, что он требует постоянного внимания.
Мой сын любим, обласкан, ухожен. Он не испытывает боли, он улыбается чему-то своему.


И моего единственного сына хотят убить.
Потому что считают это гуманным.



Говорят, что так будет лучше.

Мне. Пусть зайдут на доски памяти на сайтах  родителей детей-инвалидов. Пусть узнают, как лучше стало родителям после того, как умирали их дети. Не легче. И не через год и не через два.

Или лучше сыну. Тогда всё зря, вся боль, все страдания. И больше не будет шанса. Шанса жить.


Один раз отплачешь и забудешь.

Это говорят те, кто никогда не терял детей. И смерть ребёнка-инвалида не менее тяжела чем здорового ребёнка.


Родишь второго, здорового.

Не рожу. Спасибо врачу, принимавшей роды и зашивавшей меня. И взять приёмного- никак. Никак не отвести его к врачу, в садик, в школу, не погулять с ним на улице, не лечь с ним в больницу, не отвезти его в санаторий. «Ребёнок сам по себе». Потому что дома лежит сын. И его не оставишь одного.  Я даже простую собаку не могу завести- нет возможность гулять с ней 2 раза в день.


Инвалиды отравляют нам жизнь.

Не отравляют. Их просто не видно. Когда-то наш педиатр сказала, что в каждом доме есть инвалид, а в некоторых и в каждом подъезде. А потом я попала на встречу с чиновниками и узнала количество детей-инвалидов в городе. А дети, вырастая, становятся просто инвалидами, поэтому количество только растёт. Получилось да, в каждой 5-ти и 9-ти этажке есть лежачий инвалид. А потом я узнала, что в нашем подъезде, этажом ниже, есть взрослый лежачий мужчина.


Много на улице инвалидных колясок?

Нету их. Совсем нет. И дело не в том, что, к примеру, я не могу коляску с ребёнком спустить и поднять обратно на 5 этаж при полном отсутствии лифта. Не выезжают гулять даже жители первых этажей. Поэтому инвалиды вроде как есть, но их нет.

Всё потому, что в нашей стране отношение к инвалидам двоякое. Те, кто относятся хорошо или безразлично- очень редко пытаются контактировать. А вот люди с негативным отношением никогда не пропустят мимо коляску с инвалидом. Никогда. После таких остаётся шрам в душе. И эти шрамы не заживают, находятся новые и новые люди, которые не преминут сказать, что инвалидам в мире не место.

Поэтому я уже больше годы не вывожу сына на прогулки. Зимой днём спит на балконе. И всё. И дело не в том, что моя любовь недостаточна, чтобы всё снести все нападки. Мне за сына обидно, злые слова ранят душу, я потом плачу. 5 лет прошло, а я всё плачу. К этому невозможно привыкнуть. И это отравляет здоровье. А от меня напрямую зависит сын. Поэтому я себя берегу не меньше сына. Для него.

И в душу почти никого не пускаю. Промолчат только те, кто понимают и принимают. Зато ненавидящие не упустят повод отложить накопившийся в своей душе негатив в мою душу. Я как животное, которое много били, я теперь скалюсь на любую попытку поднять на меня руку, даже если хотят погладить. Поэтому имя сына в тексте я заменила на безликое «сын» и «он». Чтобы не топтались по моей душе.


Мы платим налоги, чтобы содержать уродов.

Я бы пошла работать, те, кто был в декрете, поймут меня,  у меня ребёнок состояния новорожденного больше 5 лет,  выйти на работу очень хочется, но нет детских садов, которые принимали бы таких детей. Я  не могу работать не потому что не хочу. Потому что не с кем сына оставить.


Мы хотим, чтобы тебе было легче.

Нет. Не хотите. Больше всего хотят избавить от «обузы» те, кто боится, что когда-нибудь ему придётся оказаться на месте сиделки. Те, кто непосредственно сидит- не боится. А вот сёстры, мамы, свекрови- те да, рвут нервы и интернеты. Потому что пока жив инвалид-маячит призрачная вероятность  быть прикованной к его постели. Я не встречала ни одного родственника, который бы ухаживал за инвалидом и выступал за его эвтаназию. Потому что нельзя бояться того, что уже случилось.


Естественный отбор.

Я за всё время больниц и реабилитационных центров не видела ни одного инвалида, чьи родители были бы алкашами или наркоманами. Они рожают, но не инвалидов. Здоровые дети уже потом становятся жертвами образа жизни родителей, но это социальные а не физические инвалиды.


В будущем таким не место.

Насиловать детей, убивать, грабить, отбирать у матери пенсию будут не дети-инвалиды. А вполне себе здоровые  и полноценные. Сидящие на детских площадках укуренные люди, наркоманы, заваливающие подъезды шприцами- это всё подросшие здоровые дети. Почему-то никто этих людей не призывает усыплять. Ну и пусть они не работают. Пусть промышляют грабежом. Зато они физически здоровые. В будущем как раз только таким и место. Зато инвалиды мешают жить.


У вас нет шансов.

Когда рождается ребёнок никто, НИКТО не может сказать, что из него вырастет. У нас синоптики  с самым совершенным оборудованием за неделю погоду угадать не могут- а вот прогнозировать жизнь человека на всю жизнь- пожалуйста, все кому не лень. Нострадамусы и Ванги.


Мозг мало изучен.

Ни один врач не может объяснить, почему человек с отсутствующей четвертью черепа вообще- может быть абсолютно полноценным, а человек к образцово-показательной томограммой мозга будет вести вегетативный образ жизни. Врачи сами говорят, что мозг изучен меньше других органов. И чем выше квалификация врача - тем меньше они дают прогнозов.


Дети-инвалиды- самые жизнерадостные из детей.

Те, кто работает с такими детьми- подтвердят. Они всегда улыбаются, они всегда рады.Они не знают, что такое зависть, злоба, ненависть. Они принимают жизнь такой, какая она есть. Им не нужно никому ничего доказывать. Они просто живут и радуются. Радуются всему- и солнцу и дождику, и маме и простому прохожему. Или просто улыбаются чему-то своему.

Никто не знает, каково этим детям изнутри. Только сами дети. Те, которые могут говорить- они радуются каждому дню. Те, которые не могут говорить-молчат, но никто не вправе за них решить, что им плохо. Когда плохо- плачут. А плачут и не инвалиды. И не инвалиды болеют и страдают- рак, лейкемия, ЧБД и прочее. Эти страдания почему-о не вызывают призывов облегчить жизнь эвтаназией.

Вот видео перуанской девочки. У неё не конечностей. Но она всегда улыбается. Всегда. Она очень жизнерадостна. А ведь сделали бы эвтаназию в младенчестве- и одним жизнерадостным и улыбчивым ребёнком на Земле стало бы меньше:

Мама Особого Сына







...Это письмо написала мне мама Особого Сына, которую я никогда не видела в реале, но очень люблю и моя душа - с ней. Она просила не называть ее ник в ЖЖ. А за бестакную грязь буду нещадно БАНить и даже не обижайтесь.

Многе скажут, что ребенок, когда станет старше, захочет умереть. Но у взрослого будет уже выбор и возможность это сделать. Только, в подавляющем большинстве, ЖИТЬ ХОЧЕТСЯ, НЕ СМОТРЯ НИ НА ЧТО.


Тем, кто хотел перевести деньги семье:


- Нам нужны деньги, очень.
НО
есть дети, которым деньги нужны больше, чем нам. У моего сына есть я и есть муж. поэтому пока мы живы- наш сын будет иметь всё необходимое. А есть дети у которых нет родителей, они живут в интернатах. Им деньги нужны больше чем нам. У нас в области много детских домов, которые нуждаются во всём- от лекарств и памперсов до обуви и одежды. И такое по всей стране. Даже просят картины, закрыть дырки в стенах.  Для инвалидов норма 3 памперса в день. Это ничтожно мало. И не представляю, как выкручиваются нянечки, наверное, никак.
И лекарства. Страшно, когда у ребёнка болит голова а в детдоме нет обезболиващего. Или простого аспирина.
Если люди хотят помочь- пусть позвонят в детдом, спросят что нужно и привезут. Особенно, если это провинциальные дет.дома.
Это будет лучшая помощь мне  Я ведь тоже думала сдать сына. Это моя вина останется со мной до конца.
Есть много детей, которые нуждаются в помощи. И у многих нет родителей. И помощь им- самое малое, что мы можем сделать для них. Малое для нас- но, часто, самое большое, что есть у них.

[14:08:42] Марина Ярославцева: Видишь, хотят помочь именно ВАМ

-Мой сын действительно, нуждается только в любви, его пенсии хватает на его еду.
поэтому я всё равно все деньги отдам в детдом. нет смысла тратиь деньги на переводы, пусть сразу помогут сиротам.
Tags: дети
Subscribe

  • Суббота, осень, одна дома

    Вера с утра Артем ездил откатывать пальчики (спрашивается, зачем, на ВУ уже сдавал отпечатки, а такой протокол) и сдавать их и укр.паспорт на печать…

  • Город конструкторов

    ВОРОНЕЖЦЫ С ДЕТЬМИ!!! ВНИМАНИЕ! Только на 3 дня, 27-29 октября, у нас в городе будет работать известная московская игротека «Игровая…

  • Финал игры с яйцами (ВИДЕО)

    Помните старую электронную игру, где волк яйца ловит? В моем детстве говорили, что если поймаешь 1000 яиц, то волк станцует. У Артема была другая…

promo rebro_a_dama may 13, 2012 21:39 31
Buy for 100 tokens
1. Для рекламодателей: Я совершенно нормально отношусь к рекламе, если сам рекламируемый продукт меня действительно устраивает: например, если вижу, что гаджет правда отличный, могу с удовольствием написать тест-отчет (но - сама!). Возможно проведение конкурсов и лотерей с вашими призами - это…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 158 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Суббота, осень, одна дома

    Вера с утра Артем ездил откатывать пальчики (спрашивается, зачем, на ВУ уже сдавал отпечатки, а такой протокол) и сдавать их и укр.паспорт на печать…

  • Город конструкторов

    ВОРОНЕЖЦЫ С ДЕТЬМИ!!! ВНИМАНИЕ! Только на 3 дня, 27-29 октября, у нас в городе будет работать известная московская игротека «Игровая…

  • Финал игры с яйцами (ВИДЕО)

    Помните старую электронную игру, где волк яйца ловит? В моем детстве говорили, что если поймаешь 1000 яиц, то волк станцует. У Артема была другая…