Марина Ярославцева (rebro_a_dama) wrote,
Марина Ярославцева
rebro_a_dama

Categories:

Или мама, или подружка: и то, и другое - невозможно?

Иногда слышу: "Мы с моим ребенком друзья". Меня всегда это немного удивляло, так как я, в первую очередь, мама. Подруге я не могу чего-то запретить, а разве что посоветовать. Я не могу настоять, так как дружеские отношения предполагают равенство. Можно сказать: но если бы вы были подругами, дети прислушивались к тебе, и не надо было бы ни настаивать, ни  запрещать. Но для детей в подростковом возрасте все равно родители не являются тем Царем и Богом, как в 6-10 лет, они начинают критично смотреть на взрослых и ставить мнение сверстников выше. Это – взросление. Это – нормально.

Хотела бы я, чтобы мама была мне подругой? Думаю, нет. Опорой, поддержкой. Местом, где я могла бы психологически расслабиться и почувствовать себя маленькой. Мне не нужно вот это: "Я достойна быть на равных, я выросла". Да, я действительно выросла и хлебнула всех тягот жизни, я сама знаю себе цену и мне не нужно уже никому доказывать. Иногда просто хочется побыть ребенком.

Кто я для своих детей? Задумалась... Защитник, каменная стена между ними и проблемами мира. Учитель, человек, показывающий фарватер. Я та, кто любит их больше жизни. Но, была бы я подружкой и узнав, что моему ребенку предлагают попробовать экстези, к примеру, сказала бы "А че, да все пробуют, почему бы и нет". Но я - мама, поэтому буду против и дам информацию о вреде наркотиков. Да - запрещу. Поэтому я не могу назвать себя - подругой.

Свекровь как-то меня упрекнула, что я строгая мама и дети мне не все смогут рассказать. Но это значит, что дети осознают, что это я - не одобрю и у них есть уже понимание, что хорошо, а что - плохо по МОИМ критериям. Самое главное, чтобы мое мнение ими уважалось, чтобы на подкорочке сидело: первое - я их люблю больше жизни; второе - я была бы против этой ситуации, потому что смотри пункт первый.

Да, я не подружка, дружба - обоюдна. Я не могу делиться с детьми своими проблемами, не положусь на сочувствие и их плечо, а буду оберегать их. Дружба - разделение не только радостей, но и бед, а свои я оставлю мне - это не их ноша.


...И тут мне в тему кидают ссылку на статью, которая говорит как раз о вреде дружды с детьми.




«Мы с мамой – лучшие подружки». «У нас всегда были очень близкие и дружеские отношения с родителями». «Пожалуй, только мама понимает меня».

Это ли не счастье? Как, должно быть, прекрасно жить в такой семье, где вокруг тебя лучшие друзья! Только вот почему люди, которые произносят эти слова у меня в кабинете, как правило, пребывают в глубокой депрессии, они совершенно обесточены, у них нет сил, чтобы жить? А еще их беспокоят отношения с детьми – своими собственными. Им кажется, что они неправильные.

«Мама сделала меня своей лучшей подругой, когда мне исполнилось 12 лет. Тогда у них начались какие-то проблемы с папой, она часто плакала, жаловалась мне на отца. Рассказывала, как она страдает, как ей плохо. Я ужасно ей сочувствовала, жалела, старалась побольше помогать по дому. Стала грубить отцу – ведь он делает маме больно.

А потом у неё появился любовник. Я такого слова тогда не знала, мама объяснила, что это её друг, но папе не нравятся друзья-мужчины, поэтому надо хранить тайну, не рассказывать папе о звонках. Зато я должна была передавать маме «секретные послания», которые ей оставлял её друг. Это было лестно, я гордилась маминым доверием, никому-никому не рассказывала. В этом была какая-то особая близость: вот мы, две подружки, шепчемся о мальчиках. Мама стала брать меня с собой на прогулки – а раньше никогда».

Эта взрослая женщина уже много лет лечится от депрессии. У неё не складываются отношения с мужчинами, она никому не доверяет. И совсем не умеет защищать себя, выражать гнев, отстаивать свои интересы. В общем и целом, картина сильно смахивает на непереработанную травму. Но в чем же травма, кто обидел эту девочку? Ведь мама с ней хорошо обращалась, любила, не обижала, дружила с ней.

Хорошо, когда ребенок говорит: мамочка мой лучший друг, ей можно все-все рассказать, она всегда выслушает, подскажет, утешит. Грамотная мамочка еще и объяснит, что с ним происходит, назовет смутные и непонятные бури в душе какими-нибудь умными словами, о гормональных перепадах расскажет. Разрушительно, когда мама делает из ребенка контейнер для себя: грузит в него (чаще – в неё) свои тайны, горести и болячки. Делится своими проблемами, в том числе сексуальными.

Ушедший много лет назад в другую семью отец общается с дочерью-подростком: рассказывает ей о своих трудностях с новой женой, посвящает в тайну отношений с любовницей, плачется и жалуется. Что чувствует девочка? Что её практически изнасиловали. Она не хочет знать об амурных похождениях отца, ей не нужна такая откровенность. Это нарушает её внутренние границы. Она говорит, что сама бы хотела рассказывать отцу о себе, ей хочется, чтобы он её выслушал, дал совет, поддержал. Вместо этого, ей приходится утешать его самого, сочувствовать взрослому человеку, периодически прощать его «косяки» и входить в положение. То есть делать для него ту работу, которую в норме делают хорошие родители для своих детей.

Разрушительно именно нарушение иерархии. Фактически, посвящая дочь в подробности своих отношений с другими женщинами, родитель делает ребенка своим соучастником. В том числе – соучастником сексуальным. То есть, мы видим самый натуральный инцест. Пусть и психологический.

В голове у ребенка возникает путница ролей: он ребенок, который вырастет и заведет свою семью, или партнер своего родителя.

Семья – это система, конструкция. У неё есть границы, законы и правила, известны роли. Задача родителей – кормить, защищать, воспитывать, устанавливать пресловутые правила. Задача детей – слушаться, расти, продолжать род, бодаться с предками и идти дальше. Что происходит, если эта система переворачивается с ног на голову?

Если родитель делает ребенка своим конфидентом, «подружкой-жилеткой», «открывает душу» и так далее, он тем самым вытаскивает ребенка из подсистемы «дети» и помещает в подсистему «взрослые, партнеры, равные». В отношения двух сексуальных партнеров, каковыми являются родители в семье, появляется третий участник: ребенок. Его досрочно вводят во взрослую жизнь, его интимность нарушена, в душе сумятица и хаос. Не зря же люди стараются уединяться для занятий сексом. Любой третий наблюдатель – лишний в этом деле.

По факту это можно считать инцестом и насилием.

Судя по всему, реальный урон наносят именно тайны. Волшебное, теплое чувство близости и доверия вызывают совместные занятия родителя с ребенком чем угодно: ловить рыбу, шить кукол, ходить в походы. Даже совместное делание маникюра не наносит никакого ущерба.

А что наносит?

Включение ребенка в сексуальную жизнь родителей. Даже в виде сочувствия «бедной несчастной мамочке». Даже в виде сна в общей с мамой постели, потому что маме иначе страшно и холодно. И когда папа знакомит детей с каждой своей новой спутницей – он, так или иначе, демонстрирует детям часть своей интимной жизни.

Дети имеют право не знать о том, что их впрямую не касается. Не стоит навязывать им (да и вообще – никому, если подумать) сведения о том, как протекает взрослая часть жизни.

Дружба – это отношения равных.




Статья достаточно жесткая.
Давайте ее обсудим?
Кто вы своему ребенку? Кто ребенок - вам? Какие у вас отношения с родителями?
Tags: вопрос, дети
Subscribe
promo rebro_a_dama may 13, 2012 21:39 31
Buy for 100 tokens
1. Для рекламодателей: Я совершенно нормально отношусь к рекламе, если сам рекламируемый продукт меня действительно устраивает: например, если вижу, что гаджет правда отличный, могу с удовольствием написать тест-отчет (но - сама!). Возможно проведение конкурсов и лотерей с вашими призами - это…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →